Dark Petersburg
Наедине со Слезами - Surrounded by Tears
 

Спустя восемь лет после выхода в свет одного из лучших альбомов скандинавского gothic-doom-metal - грустного и величественного, загадочного и фантасмагоричного "A Crimson Cosmos", вымощенная черным кирпичом дорога, проложенная по мотивам одноименного турне "Black Brick Road Tour - 05", наконец привела в DARK PETERSBURG его создателей - легендарных шведских неоромантиков из квартета "LAKE OF TEARS".

Дебютный питерский концерт знаменитых меланхоликов от тяжелого рока, состоявшийся 5 марта в помещении клуба "Порт" можно при желании и наличии достаточного патетического запаса назвать чудом (действительно, вряд ли, после эпохального заявления музыкантов о завершении карьеры двухлетней давности, даже самые преданные и оптимистично настроенные (что вообще редкость!) индивидуумы из многотысячной фэн-армии питали надежды, когда-нибудь, в далеком светлом будущем, еще раз увидеть своих кумиров на одной сцене!), можно воспринимать лишь просто как неожиданно щедрый подарок смилостивившейся судьбы, которая, наконец, постепенно и неохотно начала поворачиваться лицом к российским почитателям темного метала (все-таки хватило нам седых волос дожить до визитов "звезд" первой величины!). Так или иначе, это шоу, уже признанное самими участниками группы, лучшим "живым" выступлением с момента прекращения мрачного семилетнего и творческого гастрольного кризиса, как и те неполные два дня, что группа провела на берегах дрейфующей Невы, наверняка запомнится горячим шведским парням надолго, хотя бы до скорого, по обещаниям, возвращения к нам. Во всяком случае, мы искренне на это надеемся, как надеемся и на то, что воспоминания о радушии питерских поклонников и о безмолвной красоте и холодном величии просыпающейся от зимней летаргии Северной Венеции, еще не раз пробудят в их сердцах надежду и вдохновение, которое воплотится в десятках новых песен - наивных и романтичных, яростных и грустных, полных светлой ностальгии и обреченных на вечное сияние бессмертия, как застывающие на холодном северном ветру слезы.
Уже совсем скоро здесь, на страницах DARK PETERSBURG мы опубликуем полный отчет о дебютном визите в город Св. Петра ветеранов скандинавского дарк-рока и российской презентации их последнего темного шедевра "Black Brick Road", а пока предлагаем вашему вниманию наше интервью с лидером квартета, главным менестрелем Озера Слез Дэниэлем Бреннером, возможно, последним преданным поэтом и агностиком канувшей в лету эпохи Декаданса.

PART I. ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НИКОГДА НЕ СМЕЕТСЯ DANIEL BRENNARE ("LAKE OF TEARS"): "Я ПЕРЕСТАЛ ВЕРИТЬ В ХЭППИ-ЭНДЫ"

DP: Мы тут только что устраивали для твоих коллег импровизированную экскурсию, но ты решил не принимать в ней участия? Почему? Вообще можешь уже поделиться первыми впечатлениями от нашего города?

D.B.: Знаешь, я вообще, всегда, когда есть возможность, предпочитаю, оставаться один. Коллективное времяпрепровождение и прогулки не для меня, кроме того, я думаю, я мало что мог бы вынести из полуторачасового кросса по городу. Хотя впечатлений от Петербурга все равно уже масса. Главное, я почувствовал его настроение, атмосферу - меланхоличную, чуть потустороннюю, гордую, задумчивую и таинственную, как будто это город сошел со страниц старой сказки. Это удивительное место, здесь здания говорят с тобой на языке прошлых веков, здесь чувствуется просто невообразимое сочетание, культур и традиций, а стены и памятники хранят тайны и молчаливые свидетельства великих, подчас страшных событий. Я все это успел пропустить сквозь себя. Да и просто это одно из самых красивых мест, что я видел. Быть здесь для меня после долгого периода апатии и разочарований в жизни - словно глоток свежего воздух, и я не слукавлю, если скажу, что вернуться сюда и уже в одиночестве побродить по улицам - сейчас самое сильное мое желание.

DP: В первой песне вашего нового альбома "Black Brick Road" "Greymen" ты поешь: "Жизнь всегда была и будет грустным, страшным местом". Для тебя это действительно так?

D.B.: Да, для меня это действительно всегда было так. Конечно, у обычных людей чередуются в жизни черные и белые полосы, но для меня, к сожалению, наверное, окружающий мир давно окрасился в серые, достаточно обреченные тона. Я всегда видел, что он полон тоски, одиночества, страданий, неразделенной грусти и любви и, до сих пор не научился закрывать на это глаза. Думаю, никогда не научусь. Не знаю, откуда берется моя меланхолия, не могу точно указать ее источник, но думаю вокруг достаточно поводов для нее. Соотношение светлых и темных сторон в человеческом обществе сегодня действительно далеко не гармонично, во всяком случае, не 50 на 50.

DP: Ты считаешь себя реалистом.

D.B.: Да. Конечно, я не господь Бог, чтобы утверждать, что я исповедую единственную, неоспоримую правду, но мне кажется, что мое мироощущение достаточно верно отражает окружающие реалии. Пусть другие изображают меня замкнутым и отрешенным меланхоликом, который ищет вдохновение в боли…Я просто обыкновенный человек, который никогда не скрывал, что живет в грустном и несовершенном мире.

DP: Саунд команды за все эти годы сильно изменился - от достаточно сурового дума до жесткого современного симфо-готик рока с элементами психоделии и заимствований из классического рок-н-ролла. Чем вызваны эти перемены?

D.B.: Я не думаю, что здесь нужно что-то объяснять, все закономерно. Когда я начинал, я и представить себе не мог, что когда-нибудь, решусь и вообще захочу написать такую экспериментальную вещь, как "Neonai" или стану писать в готическом антураже и традициях. Это естественная эволюция, отражение нашего профессионального и композиторского роста, музыкального кругозора. Я, например, слушаю, все больше исполнителей из эпохи 60-х, 7О-х и все больше проникаюсь мнением, что самая чистая, искренняя и интересная музыка писалась именно в то время. Конечно, я при этом отражаю эти свои вкусы и воззрения и в своих работах. Кроме того, мы просто взрослеем, и наше отношение к музыке и самим себе становится серьезней и вдумчивей. Мы перестаем просто писать песни, мы хотим в них отвечать на вопросы: свои и других людей.

DP: Кстати говоря, о вопросах и ответах. Я читал несколько твоих интервью, и большинство твоих ответов начинались с реплики "Я не знаю…". Ты так неуверен в себе? Мой российский коллега даже прозвал тебя "Mr. Don't know"

D.B.: Ну, не знаю…(улыбается). Меня и дома многие так называют. Просто на большинство действительно важных и сложных вопросов трудно дать прямолинейные ответы. Кроме того, я действительно крайне нерешителен в даче оценок, и мое мнение часто меняется. Да и многие вопросы заводят меня в тупик - люди ждут от меня советов, как им поступать, как изменить свою жизнь, каких-то ключевых слов, философских суждений. Я сейчас не готов к этому окончательно. Мы только-только начали концертировать, и мне еще не верится, что весь этот кошмар с Black Mark, который вверг меня в пучину депрессии и неуверенности в себе, когда мне просто иногда не хотелось жить, позади. Сейчас для меня самое важное - снова выходить на сцену, чувствовать поддерживать зрителей и соратников по группе, снова ощутить веру в себя и наше дело.

DP: Каковы твои музыкальные предпочтения. У тебя есть кумиры?

D.B.: Кумиры, нет, существуют люди, создающие музыку, которая разговаривает со мной. Уотерс и Гилмор из "Pink Floyd" - я бы с удовольствием встретился с ними обоими. Думаю у нас много общего, совпадает большинство цветов палитре окружающего мира. Также "Black Sabbath", "Uriah Heep" - у них тоже очень образная, атмосферная музыка, которая уносит за пределы обычного человеческого восприятия, питает вдохновением. Очень мало современных групп, которые я могу поставить в один ряд с ними.

DP: Расскажи о последнем альбоме, что для тебя "Дорога из черного кирпича"?

D.B.: Этот альбом, наверное, прежде всего, важен тем, что я принял себя таким, какой я есть. Он получился гораздо более цельным, нежели предыдущие работы, на мой взгляд, именно потому, что я научился любить весь свой внутренний мир: свои сомнения и боль, грусть и неумение наладить отношения со многими людьми, периоды апатии и вдохновения - все положительные и отрицательные стороны своего характера. Это и есть, наверное, главный этап взросления. То есть эта "черная дорога" - именно тот путь, которым мы движемся сегодня, дорога, которую мы избрали уже давно, но не всегда видели перед глазами. В этом альбоме мы немного отошли от традиционных иносказаний и игр со смыслом, в нем очень много конкретики, это впечатление от картин окружающей жизни, которые мы видели в последние несколько лет: как выводы о личной жизни и отношениях с близкими, друзьями и ненавистниками, так и размышления о том, что происходит с планетой и человеком. Конечно, в названии заложен и некоторый, свойственный нам черный юмор - "Yellow Brick Road" Элтона Джона раньше был одним из любимых моих дисков. В музыкальном плане, это, наверное, дайджест лучшего из наших дисков. В нем есть тяжесть, драйв, агрессия, которой мы хотели показать, что неудачам не удастся сломить нас, лиричные балладные переходы и, конечно, меланхолия. В нем все, что влияло и продолжает влиять на меня, как личность.

DP: Эта черная дорога, ты знаешь, куда она ведет и где кончается?

D.B.: Нет, она потому и черная, что петляет в темноте, нам не виден горизонт. Я надеюсь, в новые неизведанные места, туда, где нас ждут, где мы найдем понимание, то, что искали всю жизнь, но чему не знали названия. В любом случае, путь предстоит неблизкий.

DP: Но лунный свет то ее хоть освещает?

D.B.: Конечно, очень много лунного света, я его больше люблю, чем солнечный.

DP: Пару слов об оформлении диска, которое, по-моему, тоже впервые получилось настолько мрачным.

D.B.: Первоначально она такой и не предполагалась. Над ней изначально работал Кристиан Вален, наш традиционный оформитель, который предполагал создать что-то наподобие сказочно-сюрреалистического кавера "Crimson Cosmos". Но потом "Black Mark" выпустили две эти гребаные компиляции, даже не поставив нас в известность, не согласовав порядок песен…Мы были настолько ошеломлены, обозлены и раздосадованы таким проявлением лицемерия, подлости, да нет - просто ПРЕДАТЕЛЬСТВА, что просто не могли после этого оставить первую обложку. Все светлое настроение, жизнелюбие, тяга к людям были убиты на корню. Мы убрали с лицевой стороны диска все краски, кроме черной - просто для того, чтобы показать всем: "Мы никому больше не позволим поступать с нами так, как поступили они…We are sick of it all!!!" Собственно, это, наверное, главное настроение альбома. Мы хотели сказать, что с нас хватит, что мы похоронили наше прошлое, что теперь ему нас не достать. Возможно, если бы мы оформляли альбом через 2-3 месяца, когда уже немного остыли, отошли от этой ситуации, он бы выглядел совсем по-другому.

DP: Кстати, часто у тебя бывают периоды, когда ты просто "Sick of it all"?

D.B.: Я думаю, они бывают у всех, только не так часто, как у меня. Я регулярно устаю от всего окружающего - это, наверное, нельзя назвать депрессией в полном понимании этого слова. Просто на время перестаю воспринимать все происходящее и замыкаюсь в себе. То есть, когда люди рассказывают о том, как они отключают телефон и месяцами ни с кем не разговаривают, мне это знакомо. Для меня это нормально. Я не могу судить здоровое это состояние или нет, правильно ли быть пессимистом или нужно в любые моменты жизни, даже самые тяжелые, бороться с улыбкой на лице , но однозначно, в этом состоянии начинаешь больше задумываться об устройстве мира и справедливости вещей, что с ним происходит. Когда на меня накатывает это настроение, я при первой возможности либо сажусь за очередную песню, либо выхожу на сцену. Потому что я всегда чувствую абсолютное понимание со стороны зрителей - это лучшая психотерапия для меня. Потому что на нас не ходят счастливые идиоты, люди для которых настоящая жизнь - это хорошая выпивка, любимая передача по ТВ и регулярный секс. На нас ходят люди, которые видят несовершенство жизни, которые ищут его истоки и пытаются что-то изменить. К сожалению, их не так много, явно не большинство. Но так и должно быть, наверное. Так или иначе, я не тот человек, по мыслям и высказываниям которого можно было бы судить о нормах жизни и поведения.

DP: Зато очень готично получилось, на мой взгляд - внешнее полностью соответствует внутреннему.

D.B.: Полностью. Я доволен, стало видно, что мы переродились. Думаю, черный цвет принесет нам удачу.

DP: На фотографии, на обложке только три человека. А как же ваш гитарист Магнус Сальгрен?

D.B.: Ну, я бы сказал, что он просто больше концертный участник группы. Не назвал бы его сессионым музыкантом, нет, но он принимал мало участия в судьбе коллектива, решениях последних лет и в частности в работе над этим альбомом, кроме записи своих партий, разумеется. А так как мы уже семь лет не выступали, логично было показать народу лишь главных действующих лиц. Я бы сказал, что Магнус просто в большей степени музыкант, чем идеолог группы.

DP: Кстати, о готике. После "Black Brick Road" многие стали считать вас типичной готической группой. Как ты к этому относишься и разбираешься ли в принципе в темном стиле?

D.B.: Что ж, я согласен, наша музыка ближе всего сегодня к готик року, не ортодоксальному, конечно, но все же…Мне нравится многое из классической готики восьмидесятых, я думаю ее элементы, настроение имеют место быть в нашей музыке. Но мне сегодня абсолютно не интересно то, что происходит в готической субкультуре, темном андеграунде. Просто я думаю, мы вполне самодостаточны для того, чтобы тусовка, фэны, критики и молодые группы ориентировались на нас, а не наоборот. Мне ни импонирует ситуация, когда хвост виляет собакой. Хотя в молодости мы действительно старались по большей части найти общий язык, подружиться с другими группами. Сегодня мы мало с кем общаемся - в основном элементарно не хватает времени. Хотя я дружу с "CEMETARY", ребята, по-моему, общаются с "IMPALED NAZARETH".

DP: Замкнутость вообще в нордическом характере, по-моему?

D.B.: Конечно, это влияет на настроение и взгляды. Когда большую часть года солнце светит, но не греет, не тянет на безудержное веселье, и в отношении к жизни проявляется некоторая отстраненность и обоснованный скепсис.

DP: А что-нибудь из литературы, кинематографа находит отражение в твоих текстах и музыке?

D.B.: Конечно. Я, например, всегда любил жанр "фэнтези" - ну, впрочем, после релиза 97-го года это, наверное, стало ясно всем. Огромное количество книг это жанра мной с подросткового еще возраста было перечитано. Но, конечно, любимейшее произведение - "толкиеновская" трилогия - была и останется. Я до сих пор перечитываю все части саги и нахожу в них новый смысл, сам фантастический мир Средиземья меня до сих пор привлекает, во многом с него я рисую персональное Эльдорадо в наших песнях. Это было мое первое путешествие в мир science fiction, еще в детстве, и я от него все еще не отошел. Кроме того, я люблю историческую литературу, сюрреализм, философию, поэзию эпохи Декаданса. Черный юмор, готическую викторианскую прозу - много чего еще.

DP: Никогда не подумывал о том, чтобы написать что-нибудь в прозе?

D.B.: Да, это давняя и большая моя мечта. Но на это требуется много времени, я никогда не умел писать быстро. Кроме того, я сомневаюсь, хватит ли у меня сил и таланта. Я хотел бы создать произведение, которое можно было бы поставить в один ряд с творениями моих кумиров. Если окажется, что это невозможно, это будет для меня самым горьким разочарованием. Быть может через несколько лет засяду за клавиатуру надолго….Чтобы явить миру новый шедевр сюрреализма или философии. А, может, что-то в духе Кафки или Берроуза (улыбается). Хотя порой я думаю, что если бы был способен на действительно глобальное, глубокое эпическое произведение, то давно уже написал его. Это очень сложно, совсем не так просто, как кажется со стороны. Даже создание песни - очень длительный, порой болезненный процесс. Я надеюсь, что когд-нибудь я все же смогу изложить свои мысли, выплеснуть их в полноценном масштабном творении.

DP: Ты писал песни для "Neonai" три года, а сколько времени заняла работа над вещами для "Black Brick Road"?

D.B.: В общем, около полутора лет. Но это если учесть, что мы, конечно, не сидели над песнями каждый день. Кроме того, я на этом диске развил несколько идей, которые появились у меня в голове еще на заре нашей музыкальной деятельности.

DP: А как насчет кинематографа, что смотреть любишь?

D.B.: Я не особо выделяю кинематограф, я не назвал бы его высоким искусством. Есть пара любимых фильмов не более. Я люблю психоделические, фантастические сюжеты, больше всего выделяю в картинах зрелищность и правдоподобность отражения воображаемого мира. Есть много неплохих лент - от работ Дэвида Линча до эпопее о Гарри Поттере и "Звездных войн". Конечно, это постановка, предназначенная исключительно для детей, но я люблю такого рода сказки. Я обожаю погружаться в путешествия по неведомым землям, уноситься мыслями подальше от этого жестокого, унылого и озлобленного мира. Люблю мечтать и жить мечтами.

DP: Есть такая книжка, довольно известная "Человек, который был Питером Пэном", про драматурга Джеймса Барри. По ней еще фильм недавно сняли "Волшебная страна". Там герой главный слегка тебя напоминает.

D.B.: О, да, я смотрел. Джонни Дэпп там просто восхитительно сыграл. Я тоже люблю жить в сказках и, наверное, мне не сложно было бы их писать - я просто описывал бы картины и ощущения из своей повседневной жизни. По-моему, это вообще единственный приемлимый для человека, который хочет сохранить веру в себя и в вечные ценности, свою непосредственность, путь - придумать сказку и жить в ней.

DP: Тебя близкие не считают таким неврастеником "не от мира сего"?

D.B.: Да они меня много кем считают, мне все равно по большому счету. Не думаю, что они стараются особо проникнуться, вслушаться в мои песни. Они очень редко меня о чем-то спрашивают или заботятся о том, что меня действительно волнует. Не потому что не любят - просто мы мыслим и существуем в разных измерениях. Меня это вполне устраивает. Вполне возможно, очень скоро я в их глазах стану еще более депрессивным и эгоистичным отшельником, пусть. Просто не все понимают, что я не бегу от реальности, а просто сопоставляю факты и делаю выводы. По сравнению, с этой планетой, где мне в большинстве случаем просто скучно, тот мир, что существует у меня в воображении в тысячу раз многоцветнее, искренней и завлекательней.

DP: То есть твои родные не являются преданными фанатами вашей группы?

D.B.: Нет, им нравится большинство песен. Ног главное, они рады, что мне нравится этим заниматься, что я при деле и не пытаюсь отвлечь их, спорить или читать нотации. Хотя я вытаскивал их несколько раз на концерты в родном городе.

DP: Пару вопросов о красивом и очень лиричном названии вашей группы? Ты когда-нибудь видел настоящее озеро слез?

D.B.: Наверное, пару раз. Не буду рассказывать, это были очень личные интимные воспоминания. Но они произвели глубокое, неизгладимое впечатление. Я вообще очень впечатлительный и ранимый человек. Хотя сам почти не плачу. Не знаю почему, наверное, потому что и не смеюсь никогда. Разучился - в мире осталось очень мало вещей, которые могут меня рассмешить.

DP: Так вот, "Lake of Tears" напоминает название некой романтической средневековой сказки, легенды…

D.B.: Вполне возможно, я и придумал это название под впечатлением от подобных произведений, не помню. В любом случае, это было в духе времени, той эстетики, что мы исповедовали, групп, с которыми мы начинали.

DP: Представим на мгновение, что это все же сказка. Каким, как думаешь, будет ее конец?

D.B.: Я надеюсь, что он будет счастливым, но я не уверен в этом особенно. Я перестал в последние годы верить в хэппи-энды. Существует много историй - как старинных преданий, так и тех, что происходят в наше время, которые заканчиваются очень трагично. Но, может, если мы сумеем сделать надлежащие выводы из чужих ошибок - мифических и реальных, все обойдется.

DP: У нас тут практически сплошные праздники, если ваш концерт считать. Ты вообще любишь торжества и собираешься на подарки раскошеливаться?

D.B.: Наверное, прикуплю что-нибудь своим женщинам. Вообще не люблю торжества и красные дни календаря. Во-первых, шумные вечеринки и застолья не по мне, во-вторых, я с подарками как-то не угадываю в последнее время. В-третьих, считаю, что близким нужно дарить тепло и внимание, всегда, а не искать повод, уходящий корнями в "средневековые" традиции. Но, конечно, еще раз, уже не со сцены поздравляю всех очаровательных питерских девушек. А вообще мои любимые праздники - выходные, когда на работу ходить не надо.

DP: Ты что еще и подрабатываешь?

D.B.: Как ни смешно. Семь лет вне шоу-бизнеса и кража нашим бывшим лейблом всех прав на наши записи не обогатили нас.

DP: Я сначала хотел обойти эту тему, но все же…Что же было главной причиной того, что вы не выступали в течении долгих семи лет?

D.B.: Мы фактически распустили группу. Дали пару концертов в поддержку "A Crimson Cosmos", а потом постепенно начали всплывать эти проблемы с лейблом, которые постепенно отбили у нас желание выступать и работать. Начался тот самый "черный" депрессивный период…

DP: Так в чем же была проблема с компанией "Black Mark'?

D.B.: C 97-го года они стали тратить на нас все меньше внимания и средств. Мы по юности подписали ужасный контракт, по которому мы должны были им 5 альбомов, а поддержка, которую мы получали взамен фактически зависела только от их желания. И после выхода "Forever Autumn" они полностью отвернулись от нас. Просто начали тратить деньги на другие коллективы, сделав вид, что нас просто не существует. Это был как нож в спину. Мы не могли оправиться от этого удара. Мы пытались делать "осеннее" турне самостоятельно, но потом у нас просто иссякла энергия, мы устали и просто решили послать все подальше. "Neonai" фактически делался мной в одиночестве, и легко представить в каком настроении - это к тем нашим фэнам, которые называют его слабым альбомом. И опять же, то, что мы собрались вновь - тоже счастливая случайность. Нам очень повезло, что мы выбрались из этой трясины и смогли начать все заново.

DP: И, слава Богу, что все разрешилось. Ладно, с поздравлениями вроде разобрались. Разберемся с пожеланиями. Что бы ты напоследок пожелал всем жителям DARK PETERSBURG и самому себе?

D.B.: Себе - пожалуй, побольше свободного времени, душевного покоя, сил и поменьше разочарований, поскольку, я, к сожалению, человек, который не перестает разочаровываться в окружающей действительности. А вам всем - просто счастья…

DP: Себе покоя, а нам счастья….Если мы развеселимся вдруг, какие же мы готы после этого?

D.B.: Счастье - не обязательно радость и удовлетворение всех желаний. Собственно говоря, счастья в его тривиальном понимании большинством и не существует вовсе.

DP: Как это?

D.B.: Счастье - это воспоминание о счастье. Человек - существо, постоянно неудовлетворенное своим настоящим. Когда ему кажется, что он счастлив, он всегда сомневается мучительно, ищет подвоха, думает, что от жизни нужно просить большего. И только спустя долгое время говорит с грустью "да, в молодости, много лет назад я был счастлив".
Счастье в моем понимании - умение отстоять себя в этом стремительном, грустном и душащем искренность мире, сохранить веру в вечные ценности. Лучшее, что можно сделать - суметь сохранить в памяти эти редкие моменты, оставить в душе самое дорогое, искреннее и прекрасное. Я желаю нам всем этому научится.

Events
OTTO DIXSEELENZORN "töte deinen Zorn"ANDREW & DIMA "Big City"ШМЕЛИ "Кошкины Обиды"эксклюзивные аксессуары
DIZZASTER [dizzied music label] Gothic.Ru Otto Dix Goths.Ru Лаборатория [fotosynthes] ThyDoom
DarkPro 2003-2005